kotmusico (kotmusico) wrote,
kotmusico
kotmusico

Category:

«Выходя на сцену, я молюсь за всех нас»



Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Когда-то он был знаменитым спортсменом Грузии по восточной борьбе и обладателем черного пояса тхэквондо. Сейчас его жизнь – маленький монастырь в ассирийском селе Канда в 25 километрах от Тбилиси. Послушать схиархимандрита Серафима (Бит-Хариби) приезжают со всего мира. Он известен тем, что служит литургию на арамейском языке – том самом, уже "мертвом" языке, на котором говорил Христос. Не имея музыкального образования, запоминая музыку на слух, не читая нот, он также играет на фортепиано и гитаре.

По признанию схиархимандрита Серафима, из монастыря он практически не выезжает. Но с "пламенем в сердце", по его словам, откликнулся на приглашение стать участником Второго Международного фестиваля православного пения "Просветитель", которое прислал ему наместник Спасо-Преображенского Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий. Фестиваль прошел в конце июля 2016 года на Валааме.
У нас есть возможность прослушать "Молитву Христа в Гефсиманском саду"  в исполнении схиархимандрита Серафима (Бит Хариби) на арамейском языке...




«Молитва в Гефсиманском саду» в исполнении Архимандрита Серафима (Бит-Хариби) на II международном фестивале «Просветитель», который проходил на Валааме летом 2016 года.
Здесь же схиархимандрит Серафим ответил на вопросы корреспондента РИА Новости Юлии Чичериной


–Отец Серафим, перед выступлениями вы не репетируете. Бывают ли переживания и волнения на сцене?

– Выходя на сцену, видя лица людей, я не пою, а молюсь за всех нас. Это подобно тому, как пророк Давид писал Псалтирь, – в это время он играл и пел, воспевая каждую строчку молитвы. Мое выступление на фестивале подобно утренней молитве в нашем монастыре, когда чтец читает, и я возношу молитвы.

–А какая жизнь была у вас до монастыря?

– Я родом из Тбилиси, но мои корни тесно переплетены с Россией, которую я считаю своим вторым домом. Во время репрессий ассирийцев ссылали в Сибирь. Мои родственники попали в Томск, там и родился мой отец. Мама – из Грузии. Среднюю школу закончил в Тюмени, до этого год прожил в Москве у своей тети. Москва – удивительный город, который мне очень понравился. Из-за любви к Александру Беляеву родители называли меня "Ихтиандром".

Одним из главных моих увлечений был спорт. Занимался тхэквондо ИТФ – одним из видов искусства самообороны без оружия. Был четырехкратным чемпионом Грузии и обладателем третьего дана по тхэквондо, а также обладателем третьего дана по косики (каратэ). Победил на чемпионате Закавказского округа по тхэквондо. Был совершенно современным молодым человеком, дружил с девушками… Но все в жизни меняется, поменялся и я.

– И что же изменило вашу жизнь?

– Встреча в Киеве с монахиней Ксенией. Как-то приехал на Украину и прогуливался по Ботаническому саду, на территории которого стоит Свято-Троицкий Ионинский монастырь. Опираясь на две палочки, навстречу мне шла старая монахиня. Она остановилась и сказала: "Благослови меня, отец Серафим". Я не понял, что она обращается ко мне и, думая, что за мной идет священнослужитель, хотел было пройти мимо. Тогда она ударила меня палкой по голове. От боли я даже присел. Мать Ксения предсказала мне мой путь: я должен молиться за свой род и свой народ. Эта история перевернула всю мою жизнь.

–Встретиться с вами за пределами монастыря села Канда довольно сложно…

– Более двадцати лет я не выезжал из Грузии. За все это время покинул стены монастыря лишь однажды, когда скончался мой духовник – схииеромонах Амфилохий (Трубчанинов), который был духовным чадом старца Серафима (Тяпочкина). Впрочем, когда-то матушка Ксения мне предсказала путь в Россию на Валаам. И получив приглашение епископа Панкратия, я с радостью принял его. Не скрою, мечтал о возможности посетить Россию, за которую молюсь и которую считаю очень близкой и родной нам страной. Мои же певчие, напротив, очень много выезжают и участвуют в различных конкурсах.

– За время пребывания на Валааме вас можно было увидеть только во время молитвы со сцены. Вы затворник?

– Затворник – это очень громко сказано. Какое может быть затворничество в XXI веке? Можно жить и в миру, и в сердце твоем будет слышна молитва как щебетание птиц. А можно – в монастыре, в "затворе", но в сердце будут суета и мирские проблемы. Поэтому слово "затворник" – слишком глубокое и ответственное.

На Валааме сгорела гостиница, и всех участников фестиваля расположили на корабле в каютах. За все это время я покинул свою келью всего четыре раза – дважды для выступления и дважды, когда ходил в ближайший от корабля скит, чтобы помолиться. Я не затворник, но беседа с Богом – истинное мое предназначение.

– А как вы относитесь к гаджетам, пользуетесь ли телефоном и интернетом?

– Во времена Пушкина было гусиное перо, с помощью которого он передавал свое видение мира, красоту своих произведений. На смену перу пришла авторучка – она тоже стала своеобразным гаджетом, который помог людям общаться и создавать что-то новое, отвечать на вопросы. Если раньше старцы, отвечая своим духовным чадам, писали от руки и отправляли письма, то сегодня есть возможность написать и через две минуты уже получить ответ. Ко мне тоже обращаются с вопросами. Если я не нахожу ответ, то отвечаю "помолимся", и человек понимает, что ответ – в молитве к Богу.

– Терроризм – одна из важнейших проблем человечества. Как вы думаете, как с ним можно бороться?

– Являясь этническим ассирийцем, я очень близко сталкиваюсь с этой темой. В Ираке и Сирии убивают ассирийцев. Считаю это геноцидом против моего народа. На какой из идеологий он основан и кем он придуман, нам неизвестно. Крик в моей душе долго не вырывался на свободу. В прошлом году я обратился к Святейшему (Патриарху – ред.) с просьбой о разрешении выйти на площадь Руставели в Тбилиси с плакатами "Нет терроризму". На митинг собралось более пяти тысяч человек. Мы отслужили молебен по убиенным.

Но самый большой терроризм – это идеология растления наших моральных качеств. Ребенок рождается светлым и невинным. Очень важно в течение жизни не растерять все самое светлое и духовное, что в нас есть. Как-то у одного старца спросили, от Бога ли советская власть. Старец подумал и сказал: "Конечно, от Бога. Но, придет время, и Бог скажет: "Хватит!". Я искренне верю, что скоро придет время, когда Бог скажет "хватит", и людей не смогут зомбировать и настраивать на убийство других людей. Сегодня многие стали грамотными, и от этого у них огромная голова и маленькое сердце. Но если не все можно познать головой, то все можно ощутить сердцем.

– Отец Серафим, о чем вы мечтаете?

– Спастись.

Беседовала Юлия Чичерина

Источник: РИА Новости

2 августа 2016 г.
Источник
Источник


Tags: Мир вокруг, Музыка, Православная вера
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author

Recent Posts from This Journal