kotmusico (kotmusico) wrote,
kotmusico
kotmusico

Categories:

Неузнанный К.С. Петров-Водкин...




Петров-Водкин К. С. Автопортрет. 1918 г.
(5 ноября 1878 - 15 февраля 1939)



К. Петров-Водкин. Богоматерь Умиление злых сердец (1914—1915).
Государственый Русский музей
Художник назвал свою картину «Богоматерь Умиление злых сердец», Она была написана Петровым-Водкиным в годы Первой мировой войны  и представляет собой душевный отклик художника на трагические события того времени. Небольшое по размерам полотно воспринимается как монументальное произведение. Художник изобразил Богородицу с головой, покрытой красным платком. Руками она стремится успокоить или благословить тех, кто смотрит на неё. Слева видна фигура Богородицы с младенцем Иисусом, а справа — фигура распятого Христа. Выражение лица у неё спокойное. Петров-Водкин создал трепетный и возвышенный образ, один из самых сильных по глубине воздействия в своём творчестве.
Однако многие искусствоведы до недавней поры считали картины Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина едва ли не первыми – как по времени, так по и качеству – образцами социалистического реализма. На первый взгляд, значительная часть произведений мастера, действительно, кажется пробольшевистской по содержанию. Но так ли это на самом деле? Возможна ли здесь иная точка зрения?
Попробуем обосновать другой взгляд на творчество Петрова-Водкина, ведь он бесспорно актуален.
Прежде всего стоит обратить внимание на эволюцию взглядов художника. Начнем со знаменитого «Купания красного коня» – картины, которая стала зримым предвестием «грядущих перемен в жизни общества. Недаром устроители выставки “Мир искусства” сразу поняли ее значение и поместили, как знамя, над входом своей выставки 1912 года». С автором процитированной монографии Владимиром Костиным нельзя не согласиться.


К.Петров-Водкин. Купание красного коня. 1912 год

Но если за пять лет до переворотов 1917 года к будущим устроителям потрясений у Петрова-Водкина были некие романтические симпатии, то через пять лет после переворотов взгляды живописца изменились на глубокую антипатию. Отрезвление наступило довольно скоро: в новогоднем поздравлении матери 30–31 декабря 1917 года он высказывает пожелание: «Чтоб кончилось безделье и хулиганство на земле русской, болтовня… свою судьбу вся страна решит, творить судьбу только миром можно, а не насилием, не штыками, не тюрьмами, да не разговорами, а делом, а дело еще не делается».

К. Петров- Водкин. «1918 год в Петрограде» («Петроградская мадонна»), 1920, ГТГ

Художник, внутренне протестуя против новых порядков, прибегает в своем искусстве к сложным, многоуровневым комбинациям символов и метафор, опираясь на спасительную возможность неоднозначного толкования художественных тропов. И если углубленно прочитывать их, то можно обнаружить истинное суровое содержание некоторых произведений этого мастера. Достаточно взглянуть на холст 1923 года «После боя» (ил. 1), посвященный якобы воспоминанию о смерти командира-красноармейца...





К. Петров-Водкин. После боя. 1923 г.

Присмотримся к фигурам второго плана. Их три. Центральный образ представляет собой почти самоцитату художника из его произведения 1916 года «На линии огня» (ил. 2): то же положении правой руки, прижатой к груди; та же наголо остриженная голова (почти одинаково падающая с нее фуражка); те же портупея и пояс…

К. Петров-Водкин. На линии огня. 1916 г.

От офицера царской армии красный командир отличается лишь закрытыми глазами, что уже знаменательно. У первого глаза открыты по той причине, что он, уходя из земной жизни, видит перед собой свет и вечность, а другой, будучи атеистом, переходит из бытия во мрак небытия, где зрение, равно и любые другие органы чувств, излишне. Данное обстоятельство особенно подчеркивается боковыми безглазыми фигурами красноармейцев. У них нет не только глаз, но и ртов. Это личины слепой в своей жестокости толпы, знакомой художнику по холерному бунту (свидетелем которого он стал в детстве) и описанной им в повести «Хлыновск»: «Этот звук (толпы. – В.К.) “а-ы, а-ы” не прекратится в продолжении следующих дней и ночей – он будет маршем бунта…» Нечленораздельное «а-ы, а-ы» и продиктовало отсутствие ртов у представителей всероссийского бунта: рты для таких звуков и не нужны. Это и есть те, кто еще живы, но по сути мертвы.

Петров-Водкин, безусловно, заметил противоречие между первым и вторым планами, поскольку на первом плане он изобразил красноармейцев романтиками, а на втором – безликой толпой, уготованной на заклание.
По причине названного противоречия художник и «продолжает разрабатывать ту же тему в ином варианте – в картине “Смерть комиссара”», где он разрешает подобную проблему в пользу семантической цельности произведения.


К. Петров- Водкин. Смерть комиссара. 1928 г.

О религиозных настроениях мастера, навеянных «строительством нового мира», свидетельствует написанное годом раньше его обращение к матери: «Помоги нам молитвами за нас в новой жизни»...

 ... Не менее интересен портрет Ленина, написанный к 10-летию со дня смерти вождя... Все отмечали его "непохожесть"...


К.С. Петров-Водкин. Портрет В.И, Ленина», 1934 г.

Почему Петров-Водкин, прославившийся как замечательный и тонкий рисовальщик, создавший немалую портретную галерею своих известных современников, оказался вдруг «неспособным» написать «похожий» портрет Ленина? Действительно, зрителя сразу же ошеломляет столь отвратительное лицо, какого больше не встретишь в творчестве этого мастера. Однако образ Ленина написан так, как и был задуман. Впечатление от портрета оказалось настолько гнетущим, что чиновники Министерства культуры СССР попытались избавиться от него, передав его в Государственную картинную галерею Армении. Что называется, подальше от столиц: с глаз долой – из сердца вон...

... Много ещё интересного во
взгляде автора статьи на творчество неузнанного пока нами прекрасного русского художника Кузьмы Сергеевича Петра-Водкина, поэтому желающие могут прочитать всю работу здесь

Tags: Живопись, Из ЖЗЛ, Православная вера
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author