kotmusico (kotmusico) wrote,
kotmusico
kotmusico

Categories:

Человек дня. Митрополит Вениамин (Федченков)



Митрополит Вениамин

14 сентября 1880 г., Кирсановский уезд -
4 октября 1961 г. (81 год), Псково-Печерский монастырь, СССР

Выдающийся иерарх Русской Православной Церкви, деятель русского зарубежья, крупнейший духовный писатель XX века.

Митрополит Вениамин оставил обширное наследие. Среди его трудов — работы, посвящённые догмату искупления, литургическому наследию Церкви, объяснению молитвы Господней, имяславию, жизнеописанию Иоанна Кронштадтского, Серафима Саровского, сокращение и дополнение «Житий» Димитрия Ростовского и другие. Мемуары митрополита Вениамина, как отмечает Алексей Светозарский, «являются ценным источником по русской церковной и гражданской истории 1-й половины XX века».

Владыка Вениамин прожил долгую жизнь – 81 год. Господь судил ему проходить жизненное поприще в годы суровых испытаний, выпавших на долю нашей Церкви и Отечества.

Владыка встречался и беседовал с императором Николаем II и его супругой Александрой Федоровной, митрополитом Сергием (Страгородским), впоследствии Патриархом, митрополитом Антонием (Храповицким), архиепископом Феофаном (Быстровым), генералом П.Н. Врангелем, митрополитом Антонием (Сурожским).

Трижды встречался со святым и праведным отцом Иоанном Кронштадтским, при этом один раз сослужил ему на Божественной Литургии. Был близок духовно с Оптинским старцем Нектарием и со святителем Лукой, архиепископом Симферопольским и Крымским.


По приглашению генерала П.Н. Врангеля возглавлял военное и морское духовенство Русской Армии Юга России, прошел вместе с ней путь до конца и вынужден был покинуть пределы Отечества в ноябре 1920 года. Жизнь свою за рубежом называл беженством, оплакивая вынужденную разлуку с родиной.


Жил в монастырях и преподавал в Православном богословском институте имени преподобного Сергия, подвизался в пустынном скиту святого Саввы Сербского, скитался, гонимый за преданность Матери-Церкви, служил в Париже на Трехсвятительском подворье Московского Патриархата, священники которого существовали исключительно на скудные пожертвования прихожан.




Митрополит Антоний Сурожский вспоминал: «Я помню, как-то на Трехсвятительском подворье я пришел почему-то поздно и вижу: владыка Вениамин лежит на каменном полу, завернувшись в свою черную монашескую мантию, даже без подушки, – просто лежит. Я ему говорю: “Владыка, что вы здесь делаете?” – “Ты знаешь, я здесь спать устроился”. – “Как, у вас разве комнаты нет?” – “Сейчас на моей кровати спит один нищий, на матрасе другой, еще один спит на подушках, а еще другой – на моих одеялах. Так я здесь устроился, потому что в мантии моей мне тепло”».

С 1933 года владыка Вениамин был назначен архиепископом Алеутским и Северо-Американским Московской Патриархии. Активно занимался сбором помощи для Красной армии, сражавшейся с фашизмом, был избран почетным председателем Русско-американского комитета помощи России и получил право беспрепятственного доступа с докладом к президенту США.

Когда в 1948 году святитель вернулся на родину, он оставлял в Америке епархию, объединяющую 50 приходов Московской Патриархии, хотя до его служения здесь не было ни одного такого прихода.


На родине он служил митрополитом Рижским и Латвийским, управлял Ростовской епархией, был назначен на Саратовскую кафедру, где подвизался, не приспосабливаясь к новой власти, не заискивая перед могущественными уполномоченными.


Последние годы земной жизни владыка провел в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре. 4 октября 1961 года, в день памяти святителя Димитрия Ростовского, он почил о Господе и был похоронен в Богом зданных пещерах монастыря. Место его погребения окружено почитанием братии и паломников.

Псково-Печерский монастырь готовит материалы для канонизации митрополита Вениамина (Федченкова).

Некоторые события из жизни и высказывания митрополита Вениамина:

С сентября 1917 года отец Вениамин был ректором Таврической духовной семинарии, а с февраля 1918 г -  епископом Севастопольским.
Когда в Крым пришли красные и установили советскую власть,
владыка был арестован в июне 1919 года и содержался в камере Севастопольской ЧК.
Формальным предлогом к аресту послужила обнаруженная у епископа Вениамина фотография умершего от сыпного тифа офицера, личного друга владыки. После восьми дней ареста и допроса епископ Вениамин был освобождён из заключения.

После оставления Крыма Красной Армией двое сотрудников Севастопольской ЧК, в том числе сотрудник, проводивший допрос владыки, были арестованы и приговорены к смертной казни. Получив от них письмо с просьбой о заступничестве, епископ Вениамин сумел добиться у коменданта Севастополя генерала Субботина отмены смертной казни.

В дальнейшем владыка неоднократно обращался к генералу Петру Врангелю с просьбами о помиловании, пока не был издан специальный указ, запрещающий подобные обращения. Вскоре после занятия белыми Крыма владыка по собственной инициативе объявил о присоединении к Белому движению.


Проповедь епископа Вениамина в Севастополе, 1920 год: «Для Церкви и белые, и красные, если только они верующие, одинаково приемлемые, а следовательно, я, работая с белыми, не ухожу от народа».


О Русском всезаграничном церковном соборе: «Перед концом, по предложению члена Собора Н-ва, мне, как главному инициатору и организатору Собора, пропели многолетие… Но я глубоко раскаивался, что создавал его… Конечно, самая идея была совершенно правильна и необходима, но её испортили политические страсти людей».


О верности Московскому патриархату: «Если бы моя мать стала бы проституткой, я бы от неё не отрёкся, но Русская Церковь проституткой не стала, а попала в плен. Я от неё никогда не отрекусь».

Речь митрополита Вениамина (Федченкова) в Медисон-сквер-гарден, Нью-Йорк, 02.07.1941:
Я не политик, а простой наблюдатель. Но всякий знает, что момент наступил самый страшный и ответственный для всего мира. Можно и должно сказать, что от конца событий в России зависят судьбы мира. И особенно — рабочего мира. Пусть не думают, что я думаю о какой-то политической партии! Нет! Но о младшем брате нужно думать. И в России думают о нём и живут для него, как умеют. И потому нужно приветствовать намерение Президента и других государственных мужей о сотрудничестве с Россией в самый ближайший момент и во всякой форме.



Митрополит Вениамин

Ещё несколько высказываний митрополита:
«Когда, бывало, я читал Молитву Господню, то мне непонятно было: зачем нужно просить Бога о таком предмете, как насущный хлеб, ведь хлеб-то был в изобилии даже у любого нищего!
В молодости я видел такого в моем округе: у него всегда были довольно полны два мешка – один для муки, другой для “кусков”, то есть для ломтей хлеба. И мне казалось, что чего-чего, а хлеба-то уже всегда всем хватит. Зачем же просить его у Бога: “даждь нам”?
Прошло после этого много лет. Я жил тогда в Москве, будучи членом Церковного Собора. Началась революция. И нам не хватало простого хлеба! Тогда я был в Москве, и нам давали всего лишь по 1/8 фунта в день, да и тот был с кострикой. Однажды я шел по улице и увидел голодную, шатающуюся небольшую собаку: она беспомощно пошаталась-пошаталась и околела. Вот тогда я понял: да, и о хлебе насущном нужно молить и просить Бога! Иначе можно от голода погибнуть!»

Употребление имени Божия творит чудеса даже в мелочах -

«Как то, выходя на Литургию, мы забыли взять ключ и захлопнули за собою дверь; она механически заперлась, и чтобы ее отворить, нужен был особый винтовой ключ. После Литургии рассказали эконому отцу Макарию о нашей оплошности.
Ничего не сказав, он взял связку ключей и пошел к нашему жилищу, поднял с полу тоненькую хворостинку, отломил от нее кусок, приложил к сердечку ключа и стал вертеть…
Но сколько мы ни трудились, было напрасно: ключ беспомощно кружился, не вытягивая запора. “Батюшка, – говорю я ему, – вы, видно, слишком тоненькую вложили хворостинку! Возьмите потолще, тогда туже будет!
Он чуточку помолчал, а потом ответил: “Нет, это не от этого… А от того, что я без молитвы начал”. И тут же истово перекрестился, произнося молитву Иисусову: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного”. Начал снова крутить с тою же хворостинкою, и замок сразу отперся.
После я и на своем, и на чужом опыте много раз проверял, что употребление имени Божия творит чудеса даже в мелочах».


А кто Бога-то видел? -

«В одной семье была строгая-престрогая мать. У нее было два мальчика, может быть, лет по восьми-десяти. У матери на косяке всегда висел кнут – для наказания ребят. Как-то дети расшалились, и старший разбил лампу – или только стекло… Спрятать беду уж некуда. Тут вошла в избу мать и, конечно, сразу увидела следы шалости. “Кто разбил лампу?” – спрашивает она сурово. Младший вдруг говорит: “Я!” Мать сняла кнут и жестоко отхлестала его. А старший брат с ужасом и удивлением смотрит, как мать бьет неповинного брата. Мальчик полез на печь – утешительницу всех несчастных. И вдруг потолок над ним исчез. Воссиял свет. И явился Христос. Далее не припоминаю, что Он сказал ребенку в похвалу за самоотверженное страдание за брата. Но только мальчик тогда же дал обет: уйти на Афон в монастырь. И когда вырос, так и сделал. Потом был там игуменом и сам рассказывал о видении. А я теперь записываю – для тех, кто спрашивает: “А кто Бога видел?”»
[Источники]
Tags: Из ЖЗЛ, История, Православная вера
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments