July 10th, 2021

Притча о доме на камне и на песке...



Григорий Попов. Нагорная проповедь. Фреска. 1895. Киев. Киево-Печерская лавра. Трапезная церковь Святых Антония и Феодосия Печерских с палатой

"Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне.

А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое.

И когда Иисус окончил слова сии, народ дивился учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи.

Когда же сошел Он с горы, за Ним последовало множество народа.

И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня очистить.

Иисус, простерши руку, коснулся его и сказал: хочу, очистись. И он тотчас очистился от проказы.

И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им". Мф. 7, 24-8, 4


Толкование:
Нынешнее Евангелие говорит о том, что слушающий слова Господни и исполняющий их подобен строящему дом на камне, а слушающий и не исполняющий - подобен строящему дом на песке.

Заучи это всякий и почаще повторяй; истина же в нем содержащаяся, всякому понятна и ясна наглядно.

И собственных опытов всякий имеет под руками в этом роде множество.

Мысли, например, пока еще думаешь о чем, бывают неустойчивы и мятутся; когда же изложишь их на бумаге, они получают окреплость и неподвижность; предприятие какое-нибудь все еще бывает неверно и меняется в частностях, пока не начато, а когда пустишь его в ход, всем пополнительным соображениям конец.

Так и нравственные правила пока не исполнены, они как будто чужие, вне нас и непрочны, а когда исполняешь их, они входят внутрь, оседают в сердце и полагают там основу характеру - доброму или злому. "Итак блюдите, как опасно ходите"!

Святитель Феофан Затворник.

Рисунок взят из Интернета...

Заявление пресс-службы Псковской епархии 9 июля 2021 года


В последнее дни в интернете активно распространяются следующего рода сообщения:

«Из Псково-Печерского монастыря ушли отец Таврион, отец Мефодий, отец Хрисанф, отец Никон и ещё кто-то из братии, один семинарист. И когда братию привезли на автобусе на прививки, ещё три человека ушло…»

Что на это можно ответить?

Архимандрит Мефодий, как и каждый год в летние месяцы, помогает во время сельскохозяйственной страды в женском монастыре во Владимирце. Архимандрит Таврион недавно отъехал в лечебный отпуск. Игумен Хрисанф скоро возвращается после лечения. Схиархимандрит Никон находится в монастыре. Никого из братии и сотрудников, конечно же, не принуждали прививаться, предоставив решение свободному выбору каждого, как митрополитом Тихоном и было подчеркнуто в его обращении к Псковской пастве.

Часть братии сделали прививки. Часть не захотели. Часть ждут ответа своих врачей или других вакцин.

Теперь хотелось бы обратится к людям, дерзающим распространять клевету.

Помните ли вы, что «клеветники Царствия Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10)? Или для вас ничего не значат эти слова святого Апостола? Что же, и слова Спасителя для вас — тоже ничто: «Ваш отец — диавол; Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он — лжец и отец лжи» (Ин.8:44).

Кстати, сегодня же распостранялась клевета и в отношении митрополита Илариона: якобы в Дивеево он отказался причащать непривитых прихожан. Конечно же, это тоже полная, абсолютная ложь.

Очевидно, в православную среду кто-то рьяно забрасывает ядовитые плевелы. У новой антицерковной кампании две серьёзные цели. Первая — ни больше ни меньше как раскол в Церкви Христовой. Вторая цель — безжалостно погубить множество православных христиан, понуждаемых под любым предлогом отказаться от профилактики смертельно опасной инфекции. Вспомним, как совсем недавно, в начале эпидемии, те же голоса исступлённо кричали, что никакого «ковида» и опасности от него нет и в помине.

О реальности гибельных для спасения и для жизни людей действиях отца лжи каждому из нас необходимо отдавать себе трезвый отчет. Ответственность поистине велика.

«Надо просто выучиться ждать"...



"Суета сует - всё суета!" - из книги Екклесиаста


Вопрос священнику: "Господь ведёт человека, слышит его молитвы и вдруг оставляет. Причём так серьёзно, что даже пропадает желание бороться за своё спасение. Это что, наказание или всё-таки испытание? Как этот грех классифицировать, как с этим бороться?"

Замечательный, как всегда, ответ отца Андрея Ткачёва

— А стоит ли все грехи классифицировать? Мне кажется, что есть такая сторона церковной жизни, когда люди пытаются все грехи расклассифицировать, как будто точное название недуга непременно рождает исцеление.

Богооставленность у всех разная.
Кто-то действительно трудился, трудился и перетрудился, и перетрудившись, ощущает себя ничтожным, и где-то оставляется Богом на свои силы, чтобы он понял, что сил у него нет.

Кто-то, может быть, прогневал Господа какими-то гордыми трудами: трудился, но в тайне сердца не Богу, а для себя, для чего-то ещё, и он сталкивается с какой-то такой безблагодатностью.
Там есть много разных состояний, мне кажется, но человек, как часы, работать не может.

Мы же должны быть далеки от мысли о том, что как завели однажды человечка в Таинстве Крещения, как ключиком, и он начал тикать как швейцарские часики, и так ровным тиком тикал, пока не умер, пошёл в Царствие Небесное. Так не бывает ни у кого и никогда.

Человек по какой-то синусоиде идёт: падает, встаёт, дёргается, не рассчитывает силы, набирается опыта.
В конце концов, когда человека спрашивают в концу жизни или к моменту накопления какого-то духовного знания: «А какое ваше правило?» — он говорит: «Раньше у меня было много правил, а теперь только одно: Господи, прости меня, грешного».

В конце концов, что наша надежда? Наша надежда — дом паука: там не на что опереться.

В конце концов, нам нужно будет опереться только на Бога, и больше ни на кого. На невидимого Бога, на неощутимого пятью чувствами, не доступного спекулятивному изучению, который выше ума, который везде и рядом. Вот на Этого Бога, который выше познания, выше логики, надо будет опереться, потому что больше опираться не на что.
Подпоры отнимаются одна за другой: человек опирается, например, на друзей — друзья вдруг изменили ему; на страну — стране он оказался не нужным, или страна развалится — он эмигрировал; на семью — семья разъехалась в разные стороны: дети повзрослели, повыходили замуж, поженились; на науку, литературу — оно ему опротивело, оно его перестало насыщать.
Всё подпоры забраны, он висит в воздухе. На что ему опираться? — На Бога.
Потом, конечно, он слабый, чувствует слабость, страх. Слабость и страх — это непременные компоненты духовной жизни. А как иначе? Это только фантазёр может нафантазировать, что мы должны быть сильней, сильней, сильней... А на самом деле — мы всё слабее, слабее, слабее. Вот тогда нам Бог и нужен.

Поэтому чего же тут классифицировать? Надо спокойно к этому относиться, и бороться за то, чтобы не терять веру. А остальное — это всё лирика.

Меньше носиться с собой ещё надо, мне кажется. Многие люди приходят на исповедь от великой любви к себе любимому, и так же носятся, как курица с яйцом, со своими проблемами: «Ах, я ж такой, я ж такой, я какой-то вот не такой. Ах, я же ж такой какой-то грешный. Господи, как же ж так плохо вот...»
И так же себя любят, так же страдают от того, что они какие-то не такие. В этом тоже есть много какого-то мелкого самолюбия, противное в этом есть что-то.
Надо меньше носиться с собой, надо быть... Святые отцы этого не сказали, это сказала Эдита Пьеха: «Надо просто выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым, чтоб порой от жизни получать радости скупые телеграммы». Смотрите, какие красивые слова. Таких песен больше не пишут. Надо ждать научиться, надо быть спокойным и упрямым. Действительно, в любом хорошем деле нужно быть спокойным и упрямым: геолог должен быть спокойным и упрямым, офицер должен быть спокойным и упрямым, учёный должен быть спокойным и упрямым. Понимаете?

Все стали какими-то нежными, экзальтированными, нервными, взвинченными — какими-то такими не обследованными психами: носятся, изображают из себя какую-то духовную жизнь.
Спокойным и упрямым нужно быть, чтоб порой от Бога получать радости скупые телеграммы.

Будем попроще, христиане. Русские люди, вообще, простые люди. Как можно меньше копайтесь в себе, потому что это мало кому приносит пользу, кроме очень великих святых.
Всю замечательную беседу стоит прочитать здесь