May 27th, 2021

"Набатный колокол сбросили с колокольни, ему, как преступнику, отрубили ухо и язык"...



"... На город обрушились репрессии. 200 человек было казнено, многим отрезали языки, многих посадили в острог. Был наказан и набатный колокол. Его сбросили с колокольни, ему, как преступнику, отрубили ухо — он не то услышал, ему вырвали язык — чтобы не болтал. Над ним совершили гражданскую казнь: его лишили крестного знамения и высекли, он получил двенадцать ударов плетьми — по количеству убитых угличанами государевых людей. Шестьдесят семей сослали в Сибирь на вечное поселение, вместе с ними отправился в ссылку и колокол. Почти год тащили его за собой ссыльные до города Тобольска.


Тобольский воевода удивился такому арестанту и записал в своей книге: «первоссыльный неодушевленный из Углича». Колокол был без креста, и его повесили на торговой площади, где он отбивал часы. Триста лет находился колокол в тобольской ссылке. Лишь только по указанию императора Александра Третьего 21 мая 1892 года на пароходе московской фирмы «Самолет» колокол вернулся в родной город"...

За что пострадал набатный колокол и что же произошло в жаркий субботний полдень 15 мая 1591 года в Угличе, о трагической гибели царевича Димитрия и расследовании этого дела 430 лет назад рассказывает журнал "Фома" в интереснейшей статье "О чем молчат фрески Углича"


Сами-то вы – кто?

2



"Священники плохие, власть плохая, все плохое. Вы хотели бы, чтобы президентом у вас была царица Тамара, а на приходе у вас служил Николай Чудотворец. Но вы-то сами – кто?". (прп. Гавриил Ургебадзе). А еще мы бы хотели, чтобы врачом в поликлинике работал святой Пантелеимон, а на клиросе пел царь Давид или хотя бы Федор Шаляпин. А также (спасибо, Александр Сергеевич), чтобы «была я владычицей морскою, а Рыбка была бы у меня на посылках». Но, простите, вы в зеркало глядели? А в совесть заглядывали? Со здравым смыслом советовались? Сами-то вы – кто?

Но вот помечталось мне, что действительно на приходе, где я прихожанином, служит святой Николай. Без сомнения, приход сразу набьется людом как та сеть, которую Петр забросил одесную корабля, рыбой. За чудесами, за милостыней, за благодатной помощью набьется. И без внешней рекламы. Еще бы! У всех беда. Сын пьет, невестка гуляет, денег нет, муж работу потерял, у меня рак… Так что – все к Николаю! Он всем поможет. Но святитель Николай ведь не будет «угодником» в смысле одного только угождения нам. Он, главным образом, Богу угождать будет и от нас того же потребует.

Потребует ежевоскресного хождения к Литургии. Чего доброго, заведет полноценное всенощное бдение. В смысле – на всю ночь, а на рассвете – Литургия. Заставит поститься по уставу, а не так, как мы привыкли – с карасиками. По средам не едим. По пятницам – тоже. Велит Псалтирь наизусть изучить. Памятуя о знаменитой пощечине Арию, можно предполагать, что иному вольнодумцу свт. Николай и «портрет» испортит. И вообще все его неизбежно пламенное служение предстанет перед развращенным и ленивым нынешним христианским сообществом как вызов, мука, обличение и издевательство.

Да я ведь к Николаю только за чудом и только на пару минут! Мне за чудом. Сколько стоит? А так мне «в Париж, по делу, срочно!». Ты, Николай, дай-ка мне просимое, да побыстрее. Да в душу не лезь. Чужая душа, сам знаешь, потемки. Ну, и я пошел. Прощай, Николай. До скорого свидания. До следующей нужды. А он тебе: «Стой, паршивец. А ну, глянь мне в глаза! Ты что это вздумал храм в торговую лавку превращать? Добра хочешь? Помощи хочешь? А потрудиться для Христа хочешь? Долги раздать, бедным помочь, ночью на молитву стать?» Ну и так далее. Знаете, что потом будет? Вскоре, через месяц-другой, в Патриархию полетят письма и телеграммы анонимных стукачей и официальных оскорбленных и униженных.

Будут жаловаться на того, кому сегодня молятся, если бы он сегодня жил, а не в четвертом веке. Как пить дать. Будут говорить про Николая Чудотворца: «Грубый, изувер, службы длинные, строгий непомерно, дерется даже, ругается, никакой любви», и так далее. А если бы на приходе у нас был священником Михаил Архангел! Храм был бы пуст! Все в ужасе и с чувством полной греховности разбежались бы кто куда. Остался бы только пепел у исповедального аналоя. Пепел грешника, сгоревшего от стыда на исповеди после нескольких вопросов исповедующего Архангела.

Одним словом, когда вам захочется побурчать о том, что все плохие (только вы хороший), вы подумайте о том, что было бы, если бы реально главой государства был князь Владимир или Андрей Боголюбский, а на приходе у вас служил Иоанн Кронштадтский. Представьте все это в деталях. Ох, вы бы взвыли! Конкретно вы. А я бы посмеялся. Так что взгляните свежим взглядом на своих родных, таких знакомых и понятных батюшек. Простых и грешных, как все. И обрадуйтесь. И благодарите Бога, что святых к святым послали, а к вам – грешникам – грешников. И успокойтесь.




1